Вехи Войны | Transformers | Ролевая игра

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Вехи Войны | Transformers | Ролевая игра » Каон » База: Тюремный блок


База: Тюремный блок

Сообщений 31 страница 60 из 87

31

Командный центр ---->

Онслот молча следовал за Мегатроном. Собранный, готовый к любой непредвиденной ситуации, даже не смотря на то, что они находились на своей территории. Где-то позади него, еще с командного центра, мельтешил мелкий бот, однако, лидера гештальта он волновал в последнюю очередь. А вот ситуация с его подручными, а точнее, на сколько они быстро среагируют на его послание, задевал его куда больше. Учитывая, на сколько все части гештальта были различны и своенравны, это могло принести определенные проблемы. Наличие в непосредственной близости Лидера фракции, только усиливало нервозность боевикона.
Через какое-то время Мегатрон остановился около открытой камеры и, к кому-то, обратился, после чего вошел туда. Онслот же, не последовал за ним, лишь вытянулся во весь рост и встал около входа, аля охранник, попутно ожидая, когда явятся и его сослуживцы.

0

32

Начало игры.

Через некоторое время, после того, как в Тюремном блоке объявился Лорд Мегатрон и Онслот, послышались медленные и тяжелые шаги.
Броул шел не спешно. Даже, не смотря на поступивший приказ от своего командира, танк не проявил особой резвости. Да и зачем. Да, приказ поступил, однако, там не говорилось, что надо что-то или кого-то расколошматить, следовательно, и торопиться не стоило.
Где до этого ошивался этот боевикон - никто не знал, но, кто так или иначе контактировал с ним, сразу же бы выдвинули одну версию - опять кому-нибудь стучал по шлему, что, в принципе, было не удивительно, учитывая скверный характер десептикона.
Когда впереди показался знакомая фигура Онслаота, Броул таки ускорил шаг. Дойдя до лидера гештальта, танк остановился.
- Броул прибыл.

0

33

Тайр, в общем-то, не удивился тому, что от Саундвейва более никаких указаний не поступило - всё-таки, за связистом не зря шла слава механоида, зацикленного на минимальности затрачиваемых сил при максимальности продуктивности. Он, дождавшись решения минёров, кивнул своим, и вертолёт с гонщиком подошли к пленнику.
- Ну что стоишь, двигай, - слегка подтолкнул диверсанта в спину Фиджит.
Они с Оверхоулом, встав позади диверсанта, повели его вовнутрь.
Проходя в указанный блок вслед за связистом, оба оперативника не удержались от того, чтобы быстро осмотреться по сторонам. Место было и вправду не самое весёлое, даже для таких бывалых ребят, как они. И первое, о чём они оба невольно подумали, так это - насколько трудно будет сбежать отсюда, если бы вдруг на месте Джазза оказались они сами.
Доведя пленника до магнитных захватов у стены и закрепив там его руки, оба невольно оглянулись на уверенный стук шагов.
- Мегатрон... - тихо, практически потрясённо произнёс Фиджит и вытянулся по струнке, лязгнув ступнями и лопастями. Оверхоул отдал честь молча, непристально разглядывая десептиконского лидера.
В конце концов, Мегатрон был знаковой фигурой во всех смыслах, а видеть его так близко простым десептиконам, пусть и входящим в отряд специального назначения, раньше не приходилось. И их эмоции были не спарклинговским восторгом, но восхищением и уважением - не за ту ауру силы, что излучал серебристый механоид, но за то, что он сделал и продолжал делать.
Оперативники сделали шаг от пленника, уходя в сторону, чтобы не мешать, и вместе с тем с вниманием  и интересом наблюдая за разворачивающейся сценой в ожидании приказа десептиконского лидера.

0

34

Начало игры.

Шоктэйл шёл неторопливо и всё время прислушивался к различным звукам, что всё время доносились, то сзади, то спереди заставляя зверобота всё время осматриваться. Он думал о том зачем он сюда спустился, и о том, что десептиконы вроде как любят такие места, где можно помучить пленных.
После относительно недавнего "оживления" Шоктэйл ещё приходил в себя и приводил в порядок свою память растасовывая все данные в правильный временной промежуток. Интересно как долго я был в полу-выключенном состоянии и стоило ли мне незаметно прокрадываться в тюремный блок...чего мне бояться на союзной базе? - думал зверобот тихо и незаметно идя по туннелям тюремного блока.
Пройдя ещё около трёхсот метров Шоктэйл увидел ещё десептиконов. Теперь меня точно заметят. - вновь подумал Шоктэйл с некоторым испугом, что его не опознают как десептикона и откроют огонь. Зверобот сделал ещё несколько шагов из темноты и ничего не говоря остановился.

Отредактировано Shocktail (12-01-2012 17:37:13)

0

35

-Сам двигай, банка ржавая. Ты процем подумай, чем я двигать буду, если вы мне ноги почти отстрелили?
Автобот яростно полыхнул визором. Кое-как, "подбадриваемый" пинками десептиконов, диверсант все же встал. Но идти нормально так и не смог, поэтому основную часть пути висел грузом на Фиджите и Оверхоуле.
Тюремный блок автобота не испугал - Джазз здесь был минимум раза два. Но все равно осматривался, подмечая изменения. А заодно и в сотый раз проверяя, удалил ли всю ценную информацию из своих систем, нормально ли работают вирусные программы-защитники и основные система защиты процессора.
Через какое-то время десептиконы остановились около одной из камер. Лейтенанта впечатали в стену и закрепили манипуляторы захватами - Джазз только скрипунл дентопластинами. Во-первых, это было унизительно. Во-вторых, это было глупо - самостоятельно Джазз вряд ли бы сделал больше трех шагов. Неудобная поза и вес собственного корпуса снова заставили поврежденное сочленение заскрипеть и заискрить. Лейтенант проследил за очередной струйкой энергона, стекающей по капоту и тихо фыркнул.
Беглый взгляд, брошенный на камеру, много информации не дал. Убого, тесно, мрачно. Платформа, пыточные инструменты и Саундвейв для полной комплектации. Так сказать, военная романтика, о которой с испугом мечтают и которой бояться курсанты, в действии.
Нельзя сказать, что Джазз не боялся. Надо быть полностью двинутым на процессор трансформером, чтобы не бояться в такой ситуации. Тем не менее страх не лишал разума, а заставлял думать быстрее и крепиться дальше. Насколько позволяли системы.
Появление Мегатрона, тем не менее, диверсанта удивило. Ситуация быстро разрешилась первой фразой "Главного Босса" - кто-то из десептиконов его чем-то "огорчил". А вот вопрос, заданный связисту, диверсанта возмутил. Джазз понимал, что логично было бы молчать и бояться, но уязвленное самолюбие и беспардонная наглость успели раньше процессора.
-Кто турбокрыса? Это я турбокрыса?! Крошка Мегги, да чтоб ты сдох!
Высказав таким образом все свое отношение к десептиконам в общем и к Мегатрону в частности, лейтенант нагло вздернул подбородок, ожидая как минимум удара в шлем и как максимум мгновенного уничтожения.

0

36

-----> переход: из "База: Командный центр"

Шедший впереди боевикон остановился. Фербот обогнул его и пристроился позади десептиконского лидера, в тот момент, когда Мегатрон столь, кхм, красочно расписал его выходку Саундвейву. Чуть опередив финальный рявк, шпион пробрался по стеночке в камеру, замер, насторожённо посматривая разом на всех, но в основном на Мегатрона и непосредственное начальство, стоящее в данный момент боком к дверному проёму. На стене висел какой-то трансформер. Фербот оценил разложенные инструменты, покосился на Саундвейва. Подумал о том, что с синего десептикона станется не только для "красоты" положить их здесь, но и применить по назначению. И не только к пленнику. Учитывая настроение Мегатрона, шпион сам мог оказаться в той же позе, что и автобот -- Ферб идентифицировал его как первого лейтенанта Джазза.
Как всегда, когда могло запахнуть горелым, Фербот принялся просчитывать варианты возможного отступления и, хм, убегания, так сказать. Далеко ему не убежать, но хоть спрятаться и переждать -- это было как раз то, что ему не раз приходилось проворачивать за время его работы шпионом. Но из камеры был только один выход: через дверь.
Шлак. Если дойдёт до того, что его будут ловить, он может, конечно, трансформироваться и активировать защитное поле, но -- трижды шлак! -- его уровень энергии не позволит ему держать защиту долго! Придётся просто постараться не доводить до физического столкновения. И вообще, здесь до фига народу, если навалятся -- просто задавят количеством. К тому же все такие габаритные товарищи...
Фербот незаметно пошевелил пальцами и переступил на месте. Нужно внимательнее следить за своим вокодером, не нервировать присутствующих, иначе ему придётся плохо...

Отредактировано Fearbot (23-01-2012 10:39:54)

0

37

Связист как раз заканчивал бутафорные приготовления к допросу, когда доставили, наконец, разминированного Джазза. Оковы для пленников были обязательным условием. Саундвейв по личному опыту знал, какую прыть способны проявлять, казалось бы, едва живые механоиды, охваченные непреодолимым стремлением оказаться от связиста как можно дальше.
- Свободны, - кивнул он конвоировавшим Джазза десептиконам, едва те отошли от прикованного, и вновь склонился над платформой.
Он не спешил. Враг требует спешки только на поле боя. А в такой привычной камере, как эта, можно и не торопиться.
Но в надежности камеры были для связиста и свои недостатки: экранированная в соответствии с высшими требованиями безопасности, она позволила десептикону уловить приближение лидера лишь тогда, когда Мегатрон появился в проеме незапертой двери. Неожиданное желание лидера прогуляться, вместо того, чтобы, как обычно, вызвать своего верного слугу к себе, стало понятно через мгновение: недовольство Мегатрона и трусливые метания эмоционального фона мелкого десептикона, следовавшего на порядочном удалении... кто-то имел глупость неудовлетворить лидера.
Не удостоив остальных "посетителей" камеры даже мимолетным взглядом, Саундвейв склонил шлем в приветствии. И оставался в таком положении, пока Лидер изъявлял свои пожелания.
- Слушаюсь, Лорд Мегатрон, - монотонно пробубнил связист.
Всполох алого визора блеснул на броне незадачливого шпиона. Что ж, этому дсептикону не повезло сегодня вдвойне: разозлить Мегатрона... и босить тем самым тень на Саундвейва. Непозволительная нерасторопность, за которую Фербот будет вознагражден сполна.
Саундвейв вполовину обернулся, лаконично указывая манипулятором в сторону Джазза. Жест получился синхронным с высказыванием автобота, однако связист никак не отреагировал. Если Лидер пожелает, он заткнет вокалайзер наглецу, самого же Саундвейва никоим образом не беспокоили. Все они поначалу бравируют... самый крепкий запел по-другому уже через три четверти астрочаса после начала "беседы" с эмпатом.
- Прикажешь начать?
С точки зрения Саундвейва, для допроса и воспитательной беседы вокруг камеры и в ней самой толпилось чересчур уж много народу, но если Лорд прикажет, это не станет помехой...

0

38

Десептиконов в невеликом коридоре и камере, особым простором не отличавшейся, как-то резко стало очень много. Мегатрон скользнул взглядом по тем, кто притащил диверсанта. Незнакомые, совершенно незнакомые бойцы. Восский спецназ?
Ну и сам диверсант. Он удостоился взгляда более пристального, ощупывающего. Впрочем, ничего нового лидер не углядел. Все тот же Джазз, предсказуемо распотрошен, обгорел и предпринимает жалкие попытки рыпаться. Мегатрон посмотрел ему в визор. Прямо, не скрывая рассудочной, откровенной и всеобъемлщей ненависти. Медленно осклабился на одну сторону, сдавил пальцами щеки автобота, наклоняясь к нему.
- Ты. Турбокрыса и есть. Жалкая неуклюжая тварь, вламывающаяся во вражескую крепость как боевикон на заправку. Лучший диверса-ант.
С нескрываемой издевкой процедил Мегатрон, оттолкнул голову Джазза и выпрямился. Бить его он не стал из соображений сугубо прагматичных, чтобы было, кого допрашивать.
" А сдохнуть... Когда-то придется, но не раньше, чем все принадлежащие кибертронцам планеты войдут в состав десептиконской империи. Моей империи" - только подумал хоть и про себя, но  для Саундвейва наверняка слишком "громко", ну да и шлак бы с этим. Саундвейв и так все прекрасно знает.
- Приступай. Только оставь его живым. Пригодится еще.  - коротко бросил всея десептикон связисту, кивнул ему же серьезно. Сделал окружающим знак руками, мол вымейтайтесь уже, и сам вышел последним, оставляя в камере Саундвейва, Джазза и Фербота, за флуктуациями которого попутно следил, уж очень мелкий был склонен к сбеганию.

В коридоре уже оглядевшись, оглядел почтительных спецназовцев, чуть сощурился и спросил тоном более... приветливым что ли.
- Это вы из группы захвата Тайра, бойцы?
Попутно обнаружилось, что боевиконов собралось аж целых две штуки. Мегатрон поглядел на Онслота. На Броула. Снова на Онслота и снова на Броула, разве что по пальцам их не пересчитавши. точно от того количество гештальтообразующих механоидов могло увеличиться.
- Где остальные? - скупо осведомился он у Онслота.
А еще лидер заметил в коридоре какого-то... мехакота, иначе не назвать. Только раза этак в три поболее саундвейвовского Реведжа. Кот косился напряженно и настороженно, однако на плече был отмечен десептиконской инсигнией. Засим внимание Мегатрона к малознакомому рядовому коту иссякло. Если у последнего есть какие-то просьбы, пожелания или претензии - сам подойдет.

Отредактировано Megatron (25-01-2012 16:33:44)

0

39

ИЗ камеры доносились голоса, находившиеся там Мегатрон, Саундвейв и прочие что-то обсужадли, или кого-то обсуждали, или же совсем не обсуждали, а... да и не важно даже, что там происходило. Онслота все это мало интересовало. Любопытством он то ли был обделен изначально, то ли поборол в себе. Вообщем, стоял себе аки столб. Главное для лидера гештальта было прибытие его подчиненных, а они что-то задерживались.
Наконец, в коридоре послышались тяжелые шаги и, вполне зрения Онслота попал Броул. Танк всем своим видом показывал, что никуда не торопиться, видимо, надо было добавить, что тут находится еще и Мегатрон. Сие могло несколько ускорить процесс прибытия.
Подойдя, Броул в своей немногословной манере поприветствовал своего командира. Онслот смерил танка взглядом и ухмыльнулся в забрало.
- Где остальные, Броул? Почему так медленно? Этот приказ шел лично от Повелителя...
Возможно, Онслот бы продолжил, но, его прервало появление в коридоре Мегатрона, который какое-то время рассматривал боевиконов, словно это были не они, ну или же резко сменили цвета своих корпусов, а уж потом осведомился где же остальные части гештальта.
- Не могу знать, Повелитель. На мое послание никто не откликнулся. Разрешите послать Броула на их поиски? - Онслот снова вытянулся по стойке смирно.

0

40

Когда танк достиг места назначения, Онслот с места в карьер обрушился на него с вопросами. Хотя, что еще можно было ожидать от этого до ужаса педантичного вояки, кроме как уймы вопросов.
Пока командир пыхтел себе в забрало, Броул приспокойненько переступал с ноги на ногу, да шевелил манипуляторами, как ни в чем не бывало, всем своим видом показывая, что не стоит так волноваться, он же прибыл.
- Откуда мне зать - усмехнулся танк - Я не нанимался контролером для остальных. Грабят кого-нибудь где-нибудь или,жаль без меня, крушат что-нибудь.
На появление в коридоре Мегатрона Броул отреагировал не так, как Онслот, но, все же, дергаться и шевелиться перестал, и встал спокойненько, как полагается солдату в присутствии старших по званию.
Мегатрон, что немного удивило танка, разглядывал их так, словно видит впервые, однако, когда он заговорил, Броул снова позволили себе начать переступать с ноги на ногу. А вопрос, что он задал Онслоту, был тот же самый, что тот недавно задал ему. Усмехнувшись, Броул переводил взгляд с Онлсота на Мегатрона, ожидая наконец, что будет решено. Очень надеялся, что будет отдан приказ раздавать чью-нибудь голову.

0

41

Джаззу очень сильно хотелось сделать какую-нибудь гадость. Пнуть Мегатрона или попытаться его укусить. Но делать автобот этого не стал, так действительно поступают пойманные турбокрысы. Лейтенант посмотрел вслед выходящему десептикону и процедил:
-Может я и жалкая тварь, бэйби, но я не раз взрывал и буду взрывать твои стратегические позиции.
Да, в этот раз все вышло действительно жалко и глупо. Впрочем, Джазз с самого начала понимал, что операция будет провальной. Для успешной диверсии нужны не только бомбы и желание выполнить задание, но и сутки, а иногда и недели, подготовки и изучения разведданных. А лезть вслепую... Именно поэтому автобот пошел в одиночку, возьми он кого с собой в подмогу - их бы убили без сожаления. А подвергать такой опасности своих ребят он не мог и не считал себя вправе.
Лейтенант поднял голову и с трудом повернулся, пристально наблюдая за Саундвейвом. Приказ он получил, значит сейчас начнется. Автобот попытался отстраниться от собственных ощущений, концентруя все свое внимание на алом визоре. В том, что Саундвейв в итоге взломает его защиту, Джазз не сомневался. Это было вопросом времени. Лейтенант уже удалил всю важную информацию из своих блоков памяти, ничего принципиально нового связист из него все равно не вынет. Но мелкие детали, которые вплетались в общую память, удалить было невозможно. Например, как часто Телетрон проводит проверку личного состава. Или какой дорогой Прайм перемещается из Айакона в Праксус, какой энергон предпочитает Проул. Мелкие детали, тысячи тысяч мелких деталей, которые сами по себе ничего не значат, но могут быть применены против автоботов. Устроить засаду Прайму на дороге, подлить деактиватора в энергон тактику...
Джазз мотнул шлемом и снова вскинул голову.
-А я помню то время, когда ты не был личным безотказным рабом Мегатрона. Помнишь, крошка? Когда ты был приветлив, разговорчив... Пытался найти друзей... А потом именно ты и твои данные помогли победить в первой войне. А, Саундвейв? - расшатать телепата, сделать так, чтобы он вышел из состояния равновесия и допустил хотя бы одну маленькую ошибку, - Как ты мог упасть так низко? Знаешь почему я тебя ненавижу? Потому что ты не смог выдержать самого себя таким, каким ты был.
Автобот немного кривил душой. Первыми ощущениями, которые он всегда испытал, видя заклятого врага, были жалость и сожаление. Мало кто из трансформеров помнил, как начиналась война. Джазз знал, что связист, как бы сильно не выгорел, не может не испытывать совсем никаких эмоций. По крайней мере, когда он начнет взлом, ему придется открыть и свои блоки, и он станет более восприимчивым. И если перегрузить его восприяте, то, возможно, пытка отложится на какое-то время. Или по крайней мере, станет обоюдной.
Джазз старался не обращать внимание на свидетеля. Кто он там? Подчиненный связиста, умудрившийся разозлить Мегатрона? Мда...Автобот кинул взгляд на Фербота и хмыкнул.
-Я даже не знаю, кому хуже - мне или тебе. Меня если что пристрелят или просто помучают, а тебе еще с ним работать. Сожалею, крошка...

0

42

Спецназовцы вышли из камеры пыток по приказу, хотя любопытный Фиджит не удержался и таки оглянулся пару раз, дабы посмотреть, что там будет делать великий и страшный связист с пленником. Оверхоулу до этого дела особо не было: как медик, он всё-таки не испытывал к разрушению чего-либо страсти, хотя, конечно, мягким и доброискровым его бы вряд ли кто мог назвать.
Гонщик и вертолёт остановились на почтительном расстоянии от Мегатрона, встав на вытяжку.
- Да, сэр, - отозвался Оверхоул и слегка улыбнулся, стараясь, тем не менее, выдерживать субординацию. - Для нашего отряда выполнить эту операцию было делом чести.
Фиджит кивнул в согласии со словами старшего товарища, так и сверкая взглядом на могучую фигуру лидера.
- А то эти колёсные дохлики совсем оборзели, - добавил вертолёт, проигнорировав предупреждение Оверхоула по бригадной связи: /Лучше молчи!/
Он тоже ухмыльнулся, но постарался это сделать осторожно.

0

43

Фербот внезапно успокоился. Просто успокоился. Почему-то...
В действительности, страх, который он испытывал до того, как из камеры вышел Мегатрон, был им же и навеваем. Непредсказуемостью возможных действий, так сказать. Сейчас разум Фербота был чист в прямом смысле слова: последнее задание было выполнено, а информация слита в иные носители, после чего в его собственных блоках памяти она была уничтожена. Осталось только упоминание о том, что это было. И всё.
С Саундвейвом Ферботу, конечно, доводилось раньше пересекаться, но было это давно. В основном, он работал на Шоквейва, хотя, по долгу службы, числился ещё и в ведомстве Саундвейва. Такая двоякость положения иногда немного напрягала, но в основном Ферботу было всё равно. Его взгляд на это дело был довольно простым: дали задание -- выполнил задание, выполнил -- слил информацию, слил -- вычистил данные; закончил со всем этим -- получил новое задание. И так по кругу.
Случалось разное, бывало, что он не выполнял задание так, как от него ожидали, или ещё как-то, в силу своих специфических способностей и выходок на их основе -- он вызывал недовольство начальства: и следовало наказание, конечно же. Но этого можно было ожидать.
И чего он так всполошился? Всё из-за Повелителя и его ауры, иначе быть не может.
Фербот последний раз переступил на месте, относительно бесшумно провентилировал системы -- и весь обратился в слух и внимание. Фамильярную реплику автобота пропустил мимо датчиков. Точнее, сделал вид, что его это не волнует. Но сам уже весь подобрался, как на очередном задании, приготовившись действовать по ситуации, чтобы, как всегда, собрав нужную информацию, выжить и вернуться к своим...

0

44

Один из десептиконов посмотрел на Шоктэйла и от его взгляда Шоктэйлу стало не по себе, как будто этот дес занимал весьма важную ступень в командывании, но Шоктэйл еще растасовывал воспоминания и пока не успел вспомнить имена всех важных десептиконов. После десептикон потерял интерес к Шоктэйлу. "Может подойти по ближе, если он весьма важная шишка в командывании я должен вспомнить." - у Шоктэйла возникла идея. Он начал медленно подходить аккуратно и бесшумно переставляя каждую из лап, и всматриваясь в лицо десептикона. Так как возле этого командира стояло двое здоровенных десов, Шоктэйл остановился на допустимой в его системе защиты дистанции.
Еще через несколько мгновений всматривания в лицо командира - воспоминания нахлынули на Шоктэйла, как фотонные разряды последней битвы.
"Мегатрон!"  - Шоктэйл и другие разведчики с крэйсера видели Мегатрона только на мониторах.
Шоктэйл опустил голову вниз и приклонив "колени" сказал с уважением: Лорд Мегатрон!........Разрешите обратиться.
Может слишком опрометчиво было со стороны Шоктэйла обращаться напрямую к лидеру десептиконов, но из-за пробелов в памяти по-другому он не смог.

0

45

Том, что диверсант попытается его достать, было настолько предсказуемо, что Саундвейв был даже слегка разочарован. Все пленные делились им, в зависимости от поведения, на три категории: первые бравировали и пытались вывести тюремщиков и допросчиков из себя, вторые едва не впадали в стазис от ужаса, третьи напускали на себя вид мрачного безразличия. Итог для всех был одинаковый: выдав все, что могли, сломанные и сломленные трансформеры отправлялись на свалку. Редко кто был "пущен в оборот" - на обмен с автоботами или же, как предыдущая допрошенная, в качестве мины замедленного действия... Связист уже убедился в том, что шанс найти среди автоботов достойного врага практически нулевой. Ну что ж, придется сломать и этого. Может быть, "лучший диверсант" предоставит хоть какое-то разнообразие.
Связист проигнорировал выпад Джазза - как и все, что обычно шипели, рычали, кричали и скулили пленники, если только в издаваемых звуках не содержалось кодов доступа или иной ценной информации - и перевел взгляд на Фербота. Зря, совершенно зря провинившийся так заметно расслабился после ухода Лидера.
- Ты разозлил Лорда Мегатрона. Этот автобот тоже.
От глухого голоса связиста знающие трансформеры шарахались куда быстрее, чем от рыка Лидера, но Фербот, видимо, не видел для себя угрозы.
Саундвейв открыл кассетную деку.
- Френзи, дверь, - приказал он трансформировавшемуся кассетнику, тут же выскочившему из камеры.
Захлопнувшаяся за ним дверь теперь откроется только перед Саундвейвом или Мегатроном. Ни Джазз, ни Фербот не выйдут из нее без позволения.
Гипноизлучатель на плече связиста тихо загудел. Окружающие редко вспоминали, что Саундвейв не только считывает эмоции и ощущения, но и может ими поделиться. Состояние Джазза было далеко не из приятных, и Фербот сполна ощутит его - ощутит то, что бывает, если злить Мегатрона. Гипноизлучатель последовательно и методично вкладывал в процессор Фербота все: каждую царапину на броне, каждый разорванный шланг, искрящий провод, оплавленную деталь Джазза - вместе с нарастающим глухим отчаянием.
- Ты тоже не выдержишь, - пообещал связист Джаззу, приближаясь.
В искореженном корпусе найти подходящие наружные разъемы было трудновато. Саундвейву все же удалось выбрать парочку, но этого было недостаточно. Хотя тяжелая броня все равно будет теперь без надобности Джаззу... взяв с платформы лазерный резак, десептикон точными движениями принялся срезать с пленника покореженные бронированные пластины, добираясь до внутренних инфоразьемов.
Безпроцессорный зомби не скажет ничего ценного, так что для взлома придется подключаться к пленнику и копаться в его процессоре изнутри.
Фербот остался где-то за спиной, но Саундвейва это не беспокоило. Пока он легко отслеживает этого глупца.

0

46

- Если не выдержу я, то не выдержишь и ты, - взгляд синего визора стал предельно серьезен.
Джазз только тихо выдохнул, когда броня с металлическим стуком стала падать к ногам Саундвейва. Ему не было жалко этих кусков металла, и он не чувствовал себя менее беззащитным без брони. Стыда он также не испытывал - ему уже очень давно перестало быть стыдно за себя и свои действия. Джазз просто не хотел, чтобы кто-нибудь увидел его поврежденные системы. И не хотел их видеть сам. Под коркой сгоревшей смазки, энергона и изоляции было сложно разглядеть не только разъемы - даже широкие сенсорные пластины были еле заметны. Лейтенант хотел было пошутить по этому поводу, но не стал. Как бы он не бравировал, он действительно понимал, что может не выжить. Но гораздо сильнее его пугала именно эта самая вероятность "не выдержать".
Так или иначе, Саундвейв найдет нужные разъемы. Те, что под капотом, не функционировали - выстрел кого-то из команды Тайра их расплавил. Остались два разъема около моторной части, один сзади на голове, прямо под кромкой шлема, но его скрывали переплетения проводов. И еще два во рту, под глоссой. О них Джазз, само собой, сообщать не стал - комплектация нестандартная, зато можно засунуть информационный накопитель в рот и бежать, одновременно перекачивая информацию. Хотя, по-настоящему, их автобот уже давным-давно не использовал и даже не менял на более новые конфигурации.
Было странно ощущать Саундвейва так близко и не иметь возможности стрелять. А стрелял бы он? Наверное, все же стрелял бы. Грань между ними легла много-много циклов назад, когда Саундвейв убил Сенатора Рэтбэта и присоединился к Мегатрону. А если точнее - поднял Мегатрона на его нынешнюю высоту. Они тогда часто пересекались, даже разговаривали. Пару раз даже работали вместе. Интересно, помнит ли Саундвейв, каким он был раньше?
Бело-синий трансформер с фиолетовым знаком, еще не десептиконским, приветливо машущий рукой и с удовольствием подхватывающий шутку.
Слишком давно. Настолько давно, что перестало быть правдой. А может и не было ей. Может это была всего лишь программа поведения, маскировка. Просто дополнительная личностная программа.
Стало немного легче - тяжелые пластины брони больше не тянули вниз,  напряжение с сервоприводов манипуляторов спало. Тем не менее,некоторые пластины перекрывали повреждения и изолировали их. Джазз скрипнул дентопластинами, когда болевой испульс пронзил весь его корпус и впился в процессор.
Но но обещал Проулу вернуться. Он обещал Оптимусу не сдаваться. Значит, он обязательно вернется. Иначе и быть не может. С трудом подняв голову, Джазз улыбнулся - почему-то ему стало легче.

0

47

Фербот дёрнулся от резкого болевого импульса, прокатившегося по его нейросети. Забыл... забыл про гипноизлучатель? Как он мог? Глупость, и за неё придётся расплачиваться... да, придётся, но ему -- всего лишь потерпеть. Автоботу сложнее: его будут ломать, чтобы добыть нужные сведения, а он сам, Фербот, должен лишь "усвоить урок".
Может быть, плюнуть на мнимую гордость и сделать вид, что ему хватит, он всё понял и сдаётся?
Нет, с этим синим телепатом такой фокус не прокатит...
Фербот не считал себя мазохистом, но умел приспосабливаться к любому изменению внешней среды. Часть профессии, которая может ему пригодиться сейчас. Или не делать этого? Задумавшись, он пропустил -- да сколько можно тормозить?? соберись, зараза!!! -- момент, когда практически вся боль автобота и его эмоции перекочевали к нему самому. Плохо. Сейчас он...
Свернувшись в клубочек, Фербот прижал руки к животу, где под пластинами билась не такая уж и иллюзорная боль. Шлак. Спонтанная трансформация заставила броню за плечами дёрнуться. Фербот едва успел её остановить. Наверное, со стороны это выглядело забавно: застрявший на середине изменения трансформер, когда не поймёшь, где у него руки, где ноги, где голова, и где вообще заканчивается робомод и начинается альтформа...
"Это всего лишь иллюзия, меня никто не бил" -- мысленно повторял Фербот, пытаясь перебороть болевые ощущения, чувствуя, что ещё немного, и он сдастся по-настоящему, -- "Это иллюзия. Не думай об этом. Отвлекись".
...И через некоторое время Фербот выпрямился, отведя недотрансформировавшиеся броневые пластины на их обычное место. Внешне он был совершенно спокоен, внутренний диалог, однако, крутился возле одной-единственной мысли:
Больно... не думать об этом!
Больно... НЕ ДУМАТЬ!!!
Больно. Отчаяние. Никто не придёт. Страх.
Но это не его эмоции! ..Фербот передёрнулся, клацнув пластинами на спине.
К шарку. Будут бить -- будет боль. Будут убивать -- он ответит. Будут взламывать -- да пожалуйста! У него и так почти не осталось ничего от его изначального. Значит, и оберегать нечего...
...Придя к такому умозаключеннию, Фербот успокоился и, старательно не обращая внимания на боль, хоть она и была сильна, приготовился наблюдать за действиями своего неосновного начальника. Это должно было быть интересно.

0

48

Саундвейв выдерживал многие астрочасы боев, слыша и ощущая всю бездну боли, ужаса и отчаяния раненых и умирающих - автоботов, десептиконов, нейтралов. Астросутки за астросутками проводил на базе, в комцентре или же в связной, на дежрствах, испытывая злобу, зависть, ненависть "товарищей по оружию". Допрашивал отступников и пленных. Со времен квинтессонов сгоревший контроллер не давал ему возможности избавиться от чужих эмоций ни на мгновение, а высокая чувствительность сканирующих систем эмпата доставала его даже в стазисном оффлайне. Не существовало количественной меры этим эмоциям.
И все равно буквально каждый второй пленник считал, что именно на нем связист сломается...
Пускай и этот думает так. Пока у него есть возможность - пускай помечтает, одаривая эмпата автросекундами своей безумной надежды... скоро она заглохнет, как и странная, неуместная жалость.
Оттолкнув из-под ног бесполезные металлические обломки, бывшие некогда броней Джазза, Саундвейв запустил манипулятор внутрь искореженного корпуса. Откуда-то капал энергон, и капли размазались по синей ладони, но десептикона интересовало не это. Предмет его интереса - инфоразьемы - отыскались почти в моторном. Значит, два неповрежденных снаружи и два внутри - этого, по представлениям Саундвейва было маловато. Тем более, что доступ к одному из них - на спине диверсанта - основательно затруднялся наличием стены.
Связист исследовал Джазза почти бережно, хоть эта обманчивая осторожность и была продиктована заботой совсем не  состоянии пленника, а о том, чтобы он не отключился раньше времени, а дополнительные повреждения не помешали Саундвейву подключиться.
Десептикон, до тех пор сосредотачивавший визуальное внимание в районе диверсантского капота, поднял голову, впериваясь в голубой визор своим багрово-красным. Ладонь второго манипулятора скользнула между стеной и затылком автобота, саундвейв схватил его за "загривок", как, бывало, хватал Рэведжа. Снаружи разъемов там нет ни у кого, разве что у дройдов, а вот прикрытые щитками встречаются довольно часто. Или под проводами...
- Начнем отсюда, - прокомментировал десептикон, втыкая в обнаруженный разъем один из наиболее часто использовавшихся штекеров, спрятанных в основании ладони.
Чтобы Джазз не вздумал дергать шлемом, Саундвейв привычно сжал пальцы на шейных проводах диверсанта.
Эмоциональные сигналы подчиненного слегка не соответствовали задуманной связистом воспитательной программме, но сейчас это быстро исправится. Первые пробные импульсы уже размеренно пробовали на прочность защиту диверсанта, и связист не намеревался избавлять Фербота от этих "восхитительных" ощущений.
Хотя Саундвейв был вполне уверен в своих силах, но подстраховаться на случай неожиданных сюрпризов не мешало. Отступив от Джазза, насколько позволяля длина манипулятора, он выпустил Рэведжа. Кассетник клацнул пастью и улегся под платформой с инструментами. Если учесть караулившего за дверью камеры Френзи, их будет вполне достаточно, если Фербот начнет брыкаться. А скоро вернется еще и Лазербик - его сигнал ощущался уже совсем близко.
Десептикон снова придвинулся к пленнику, не произнося ни звука - только тихо щелкнули крохотные панели под кассетной декой, да зашуршали вытянутые оттуда провода со штекерами на концах.

Отредактировано Soundwave (14-02-2012 21:40:45)

0

49

Диверсант внешне оставался невозмутим - какое-то время. Очередной "осмотр", после всех предыдущих, уже не напрягал и даже не вызывал неприятных ощущений. Сложно их ощущать, когда нейросеть итак перегружена сообщениями об ошибках. Джазз не сомневался, что связист найдет инфоразъемы достаточно быстро - они с ним были созданы в одно время, когда схемы расположения контактных плат и их выходов не различались разнообразием.
Подключение не было неприятным - ощущение сродни тому, когда подключаешься к Телетрону-1. Только Телетрон-1 никогда не хватал за шею. Автобот слегка дернул головой, но практически не отрегагировал - даже на приблизившийся к лицевой пластине красный визор связиста.
Вгляд диверсанта был прикован к незнакомому десептикону, которому не повезло находится здесь и сейчас. Когда тот дернулся от боли и застыл, лейтенант не выдержал и закусил губы. Он убивал сам, взрывал, снова убивая. Это доставляло ему чисто психологическую боль - никто из них не любил убивать, поэтому с пленными и провинившимися автоботы обращались, можно сказать, мягко.
Джазз видел, как трансформер выпрямился и стал смотреть на них со связистом. Он уже понял, что Саундвейв передает ему ощущения самого диверсанта, значит этому десептикону также больно. Синий визор приглушенно полыхнул алым - Джазз пытался сдержать закипающий в глубине систем гнев.
-Его то за что? Отпустил его! Это же твой боевой товарищ. Какие же вы квинтовы отродья, шлак тебе в деку!
Уцепившись за невысокую фигурку Фербота, как за якорь, вытаскивающий из омута, диверсант смог удержаться от легкой паники при виде десептиконских штекеров. Одно дело-держать атаку по одному-двум каналам. Но если Саундвейв умудриться подключить все штекеры, что вытащил, то защита может и не выдержать.
Импульсы, посылаемые связистом, отразились внутри систем каскадной волной ответных импульсов защитных систем. В идентификации Саундвейву было отказано, все его подключения сразу же получили статус "взлома". Полностью изолировать их Джазз не мог. На визуально-звуковом отображении в процессоре автобота его собственная защита полыхнула прозрачной стеной, о которую ударились багрово-красные шары пробного кода связиста. Разбились, оставив после себя темные пятна и вызвав легкий музыкальный звон.
Активация защитных систем: 100%
Зафиксировано атак: 21
Пропущено атак:0
Статус атак: средний.

Автобот немного хрипло засмеялся
-Пробуешь меня надкусывать, Саундвейв?
Непрочный инфоканал, закрытый с обоих сторон системами защиты процессоров, был похож на мост, перегороженный силовыми полями. Джазз не знал, сколько защитных программ-кордонов прикрывают его собственный проц. Знал, что много. Взламывали его крайне редко - раза два, но никто из вломщиков не был телепатом.
Интересно, каково сейчас Саундвейву? Он же воспринимает все эмоции и ощущения. Ему тоже больно? Ненужная, но видимо прописанная в системах каждого автобота жалость, снова кольнула где-то внутри капота. Та самая жалость, которая заставляла опускать оружие, оставляя врага недобитым. Лейтенант иногда сам не понимал, что ощущает в тот или иной момент. Ему было жалко Фербота, жалко Саундвейва. Одновременно он ненавидел связиста, умудряясь при этом восхищаться им как профессионалом своего дела. Вдобавок Джазз искренне сочувствовал Саундвейву, потерявшему на войне намного больше,чем остальные, и при этом боялся его, так как не знал, чего стоит ждать от этого похожего на машину десептикона. Весь этот водоворот, щедро сдобренный болью, легким отчаянием и усталостью, периодически накрывали волны уверенности, решимости, желания стоять до конца, непробиваемого безосновательного оптимизма. И как всегда, на грани сознания, вертелась очередная мелодия, засевшая в памяти много циклов назад.
Диверсант качнул шлемом, призывая себя сосредоточиться - а то и самому недолго съехать с реле от своих собственных ощущений.

0

50

Так. А вот это уже было хуже.
Похоже, оскорблённое фактом неподчинения начальство решило "добить" Фербота: теперь ему передавалась не только боль диверсанта, но и ощущения от беспардонного взлома... Вот от этого отвлечься было уже сложнее. Но закрыться всё-таки было можно, если очень постараться. Фербот занимался поиском возможности сосредоточить своё внимание на чём-нибудь другом, одновременно не переставая следить за событиями, разворачивающимися у стены.
И, когда Саундвейв занялся пленником вплотную и выпустил одного из своих кассетиконов, Фербот нашёл новую деталь интерьера, которую можно использовать себе во благо.
Он присмотрелся к выпущенному из деки кассетикону и... ой!
Он почти сразу практически совсем перестал обращать внимание на боль в своих системах. "Ки-иии-са-ааа" -- разве что только слюни не потекли... Внешне Фербот остался спокоен, хотя нет: его оптика засветилась ярче, заинтересованнее, а взгляд начал неумолимо соскальзывать с двух фигур у стены на третью, забившуюся под платформу. В эмоциональном плане Фербот теперь полыхал, даже не пытаясь сдерживаться; он чуть наклонился вперёд и лихорадочно поджимал пальцы, словно ему очень хотелось схватить механическую кошку и затискать её до оффлайна. Желание -- такое страстное, восхищение -- не поддельное, необходимость прикоснуться к чёрному корпусу -- острая, а невозможность осуществления своих желаний буквально сводила его с ума, причиняя даже больше боли, чем то, что щедро впихивал в его сознание Саундвейв. Практически единственная слабость Фербота -- слабость к киберкошкам. И сейчас одна из них на расстоянии вытянутой руки от него... так близко и так далеко.
Фербот стиснул дентапластины, переживая момент тянущей боли в Искре: ему не коснуться этого существа, никогда не коснуться. Потому что он не самоубийца. Но, рога Юникрона! - как же хочется.
...Даже если бы Саундвейв очень сильно захотел причинить боль Ферботу, он бы не придумал способа, лучше этого.

0

51

- А кто же это может знать, скажи мне на милость? - с какой-то.. сварливой интонацией поинтересовался Мегатрон, продолжая буравить Онслота взглядом. Покосился на танка и кивнул
- Пусть идет. Чем быстрее, тем лучше.
Ис нова обратил внимание на спецназовцев Тайра. Хмыкнул неявно чему-то своему и подтвердил для Оверхоула.
- Вы хорошо справились, бойцы. И передайте это остальным вашим.
Однако, одна несдержанная фраза вертолета, и Мегатрон, щурясь и с хищным вниманием подаваясь вперед, в его сторону, тем не менее ровным достаточно тоном поинтересовался
- И в чем же проявляется такая массовая оборзелость колесных дохликов, винтастый?
Тем временем очнулся еще один.. одно действующее лицо. Тот самый мехакот, которому, тьху-ты-Праймус, тоже что-то было надо. Лично. Лидер осмотрел странного бойца с высоты своего роста и равнодушно бросил
- Обращайся. И назови себя.

А потом ожил личный канал связи. Ожил голосом Старскрима, принесшего такие новости, что... Мегатрон, скрещивая руки на нагруднике, сотановиося посреди коридора, поднимая лицо к потолку и начиная широченно, победно и нехорошо улыбаться. Что в сочетании с полуотсраненным сейчас взглядом лидера производило впечатление поистине незабываемое. Но, ничуть о том самом впечатлени не заботясь, бывший гладиатор ответил в первую очередь своему авиакомандующему.
//Я погляжу, ты быстр не только в небе, мой Старскрим. Это прекрасные новости. И великолепный маневр в твоем исполнении. Надеюсь, дальше все пройдет точно так же. Что до нейтрала - пусть будет, я полагаюсь на твое чутье и твой опыт в подобных делах. Саундвейва подключим по мере надобности, группа наземной поддержки будет в кратчайшие сроки. Указания же...// - это прозвучало уже с долей задумчивости, вызванной попутным просчетом вариантов. - //не горячись. Толпа - ненадежный соратник. С толпой хорошо прокатиться по ничего не подозревающему городу, но на штурм  укрепленных позиций с идейными защитниками запала толпы с большой долей вероятности не хватит. Поэтому, как захватишь заводы - дай своему успеху время прорасти в общественном сознании. Но и не окапывайся.//
Мегатрон хмыкнул вслух, за неимением других точек приложения вперившись разгорающийся адовым торжеством взгляд в Онслота. И добавил сначала Старскриму
// А еще, мой авиакомандир, не забудь потом притащить свои крылья и прочие запчасти в целости и сохранности. Считай это моей личной найтоятельной просьбой//
Нарочито грубовато, ну да и ладно, поймет сикер, куда он денется. Лидер, привычно ухмыльнувшись одной половиной рта и взгляда от командира гештальта не отведя, скопандовал ему на подъеме.
- Ситуация меняется, Онслот. Никаких тоннелей. Вы выдвигаетесь в Тайрест. будете отказывать необходимую силовую поддержку с земли Старскриму.
В алой оптике мелькнуло азартное - наверняка подобное решение и подобное известие стало неожиданностью для всех, тут находящихся.

0

52

Когда Мегатрон спросил, кто может знать, почему остальные члены команды не отвечают, Онслот растерялся, действительно растерялся. ИЗ-за этого, лидер гештальта даже переступил с ноги на ногу, покосился на стену, потом на другую и снова возрила на Повелителя, уже всем видом демонстрирую неловкость и вину в том, что не может ответить на вопрос. Однако, Мегатрон не стал более допытываться, что, да как, да почему, а одобрил идею с Броулом.
- Броул! Цель - Вортекс. Задача - найти и сопроводить к месту сбора. Выполнять - сухо отчеканил Онслот, даже не глядя в сторону танка.
Но, ситуация почти за мгновение повернулась с ног на голову. Мегатрон, видимо, переговорил по внутренний связи со Старскримом и теперь поручал боевиконам выдвигаться в Тайрест.
- Броул. Отмена предыдущего приказа. Новая цель - Тайрест. Задача - оказание поддержки Старскриму - замолчав на пару секунд, Онслот снова неуверенно преступил с ноги на ноги и обратился к Мегатрону.
- Мой Повелитель. Разрешите нам с Бруолом выдвигаться на место, дабы не тратить времени зря, а за остальными послать кассетника Саундвейва.

0

53

Пока его командир вел переговоры с Мегатроном, танк беспокойно, так сказать, ерзал на месте, не находя себе места. Благо, решение было вынесено очень даже быстро. Жаль, что надо было лишь найти затершегося где-то и не отмечающего Вортекса, а не крушить и не кромсать.
Пробурчав в ответ, мол, так точно и будет выполнено, танк начал неспешно так разворачиваться, дабы уже так же неспешно пойти выискивать вертолет, как ситуация снова изменилась.
На этот раз, к величайшей радости Броула, нужно было выдвигаться в Тайрест, чтобы оказать всевозможную поддержку Старскриму. А сие означало что? Правильно! Стрелять! Бить! уничтожать!
Танк очень резво развернулся и вытянулся по стойке смирно:
- Приказ выдвигаться в Тайрест принят!

0

54

Выкрик автобота был первым признаком того, что его внутреннее смятение перестает поддаваться контролю процессора. Что ж, тем проще Саундвейву. Хотя, кажется, Джазз продолжал нагружать свой вокодер исключительно для того, чтобы не оставаться в тишине.
Саундвейв почти никогда не оставался в тишине сам... это рассуждение натолкнуло его на предположение, как ускорить процесс дестабилизации эмоционального контроллера пленника, а следовательно, и снизить уровень защиты. Едиственная точка подключения пока не давала никаких результатов, хотя Саундвейв непрерывно увеличивал частоту импульсов.
Не медля, десептикон выбрал из пучка проводов пару с подходящими штекерами и подключил в свободные целые разъемы вглубине корпуса Джазза. 21 пробных атак были даже не "надкусыванием", как попытался сострить автобот. Так, пробное прикосновение. Через астроминуту частота атакующих защитные системы импульсов в каждой точке подключения достигла 50 в астросекунду, и характер атак значительно разнообразился. Помимо "шариков" защитные программы атаковали шипы, иглы, некоторые атаки можно было бы увидеть в виде "прилипающего к стене" багрового пятна - десептикон пытался подобрать участки кода и встроить его в защиту Джазза, либо, в идеале, заменить своим. Тогда не было бы нужды напрочь ломать защитные программы, встроенные участки кода стали бы его идентификатором и пропустили Саундвейва.
Собственные хакерские атаки, отраженные сознанием пленника, практически не беспокоили эмпата. Саундвейв прекрасно знал, что сам себя взламывать не станет. С отголосками физических ощущений справиться было немногим более ресурсозатратно, но тоже не представляло особых трудностей, хотя они и отражались дважды, от Джазза и Фербота. За долгие столетия Саундвейв научился отличать не-свои ощущения и не реагировать на них, особенно до тех пор, пока они не пересекались с его собственными. А вот автоботу этому научиться было неоткуда.
Глянув через плечо на Фербота, заполнившего, казалось, весь отсек своими восхищенно-страдательными мыслями, десептикон тональным сигналом подозвал Рэведжа. Раз уж Фербот сам дает ему в манипуляторы орудие, не воспользоваться этим было бы глупо. Кассетник плавно выскользнул из-под платформы, одним прыжком оказался у ног хозяина и привстал на задние лапы, упираясь передними в бедренное сочленение связиста. Десептикон нарочито-медленно провел манипулятором по шлему кассетника, прихватив "уши"-локаторы, поскреб у основания. Рэведж тихонько уркнул мотором, коснувшись глоссой манипулятора хозяина, опустился на все четыре лапы и оскалился в сторону Фербота. Этот десептикон сможет его коснуться, но только в том случае, если Рэведж будет перегрызать топливные шланги на его горле.
Пока Рэведж устраивал это маленькое представление на публику, десептикон копался в архивах памяти, выбирая наиболее подходящее воспоминание. Продолжая транслировать Ферботу все негативные эмоции Джазза, телепат занялся самим Джаззом. Придвинувшись вплотную, так, что его тяжелая броня соприкоснулась с оплавленными внутренностями автобота, связист сумел дотянуть один из проводов до разъема на спине, под крышей кабины. Четвертая точка подключения, и одновременно с этим...
"Вот квинтово отродье!"
"Сволочь! Из-за тебя..."
"...когда ж тебя пристрелят!"
"...ржавая гайка... ненавижу..."
"сдохни, ублюдок! сдохни!! сдохни!!!"
Несколько десятков обрывочных мыслей одновременно и чувства нескольких десятков трансформеров - все то, что ощущал сам Саундвейв, отрывок из его глубокого, давно заархивированного прошлого, атаковало процессор диверсанта. С холодным вниманием телепат отсчитывал астросекунды, следя за состоянием пленника. Выбивать его эмоциональный блок и сжигать контроллер было рано, так что 12 астросекунд десептикон счел достаточным. За шквалом ощущений врядли был заметен усиленный напор хакера - именно в эти астросекунды.

0

55

Оверхоул про себя вздохнул. Они всё-таки нарвались на чрезмерное внимание благодаря вертолёту. Не то, чтобы он считал ситуацию опасной, конечно, нет. Вертолёт, хоть и ляпнул в своём стиле, ничего предосудительного не сказал. Но гонщику всё же хотелось быстрее воссоединиться со своим отрядом, а не стоять на вытяжку перед оптикой Мегатрона - так было как-то... привычнее.
Фиджит, между тем, отозвался, несколько поскромнев после обращения Мегатрона, но не сильно.
- Так вон же - нашли куда соваться, - хмыкнул он. - Вос с наглого нахрапу в одиночку не возьмёшь, - вертолёт пожал винтом, а потом слегка им звякнул.
Поговорить с лидером... О таком он не мечтал, конечно, но уж возможность упускать не хотел. Тем более, если Мегатрон сам удостоил его ответом.
Оверхоул, поняв, что просто так они не отделаются, согласно кивнул словам Фиджита. Но всё же считал, что слова следует выбирать очень и очень осторожно, дабы не навлечь на себя гнев, о чём и сообщил вертолёту по связи.

0

56

Прикосновение чужого холодного корпуса вызвало резкий всплекс боли - поврежденные системы кольнули корпус связиста искрами, натужно и словно умоляюще скрипнул плечевой шарнир, снова покрываясь мелкими блестящими каплями энергона. Диверсант дернулся, запрокидывая голову и упираясь антеннами в стену.
Боль всегда была для него странным и каждый раз непривычным ощущением. Его долгое время учили не обращать на нее внимание. Его учили относитя к боли как одному из факторов отчета систем. Боль была неотъемлемой частью его профессии, также, как и одиночество. Эти два ощущения сплетались тугим комком и оседали где-то в глубине моторного отсека, грызли процессор и с воем блуждали по нейросети. Кто-то из диверсантов постепенно научился любить это ощущение, но Джазз видимо не обладал подобными навыками. Как любое разумное существо, он стремился выработать свой способ защиты. Этим способом стало неосознанное стремление всегда быть среди толпы, ощущать вокруг других трансформеров, общаться и, что было самым важным, поддерживать других. Ощущая свою нужность, лейтенант трансформировал неприятные воспоминания и ощущения в одно из испытаний, которое может сделать его достойным дружбы таких автоботов, как Проул, Прайм или Айронхайд. Поэтому он всегда знал, что боль не может быть бесконечной и не может быть нестерпимой.
Диверсантские базовые программы позволяли ему отчасти отстраниться от любого неприятного чувства, перевести его в разряд осознанных, но неощущаемых. Точнее, ощущаемых разумом в виде определенной программной реакции.
Поэтому сейчас лейтенант только прогнал воздух сквозь системы и заставил себя отстраниться еще больше  - сейчас он был готов рискнуть своей жизнью и получить необратимые повреждения, чем оказаться слабым и не оправдать надежд своих друзей. Они ведь ждут его? Они не могут не ждать. На миг где-то в глубине процессора мелькнул иррациональный страх, тот, что гораздо сильнее страха боли, смерти или пытки. Мелькнул и снова затаился. Но если Джазз не будет воспринимать боль именно как боль, то и тому десептикону, которому связист транслирует его ощущения, не будет больно. Видимо, стремление защищать было у автобота одной из основополагающих программ. Пусть даже он и не заметит теперь, когда его состояние из тяжелого перейдет в критическое.
Сложнее было справится со следующим этапом пытки - Саундвейв транслировал в его процессор эмоции и ощущения, которые некогда испытывал сам. Мысли и чувства не были вирусным кодом - они были просто эмоциями и чувствами, и поэтому сквозь защитный барьер проходили беспрепятственно. И не существовало такой программы, которая блокировала бы боль психическую. Ненависть неизвестных трансформеров отравляла, заставляла сжимать дентопластины и молча кричать. Одно дело, когда ты просто знаешь, что тот или иной трансформер тебя ненавидит. И совсем другое, когда ощущаешь это как выстрел из пушки в упор. Диверсант не смог удержаться от стона - выбитый из колеи, он безсознательно ослабил защиту и вирусные атаки Саундвейва чуть было не пробили дыры в первом кордоне ментальной защиты. Жить ей осталось недолго - если связист усилит атаку, больше 5 минут авангардные защитные программы не выдержат. Есть еще и другие, но не хотелось терять даже эту слабую надежду на неприкосновенность своей личности.
Синий визор пошел помехами, автобот до хруста сал кулаки и прохрипел, кое-как справляясь с эмоциональной нестабильностью:
-Они ненавидят не меня. А тебя. Это - не мое.
Это-не мое. Это его память. Это он испытывал, оттого и сломался. То, что я сейчас воспринимаю это как свои ощущения - всего лишь иллюзия. У меня есть друзья. Они меня ждут, они в меня верят. Они меня любят. И я не должен поддаваться. Я не должен... Это неправильно. Мне должно быть жалко его... Потому что это - его жизнь...
Жалость - неосознанная реакция, во многом недостойное чувство. Нельзя жалеть достойного. Поэтому, бдудучи направленная на десептиконского связиста, она не имела под собой логического основания. И оттого была практически неистребима. Искру снова кольнула та самая жалость, перерастающая в сочувствие. Сочувствие и... сожаление. О том, что когда-то давно они все были настолько глупы, что своим поведением убили Саундвейва. Даже хуже, чем убили.
Ментальная защиты дрогнула и автобот снова дернулся, отчетливо понимая, что все только начинается.

0

57

Ш-шшлак!
Это было похоже на вскрытие без анестезии, будто кривыми острыми пилами по натянутым нервам. Раскалёнными иглами прямо в Искру. Выворачивая мир наизнанку.
Больно, оглушающе больно.
Но... Фербот понимал так же и то, что это не его боль. Он не собирался жалеть автобота; в конце концов, это пыточные застенки, и никто не обещал, что здесь ему споют под гитару и подарят букетик цветов. Информация интересная: похоже, эти двое знали друг друга до войны. И расстались не друзьями... Эх, как же неудачно он, Фербот, свалился на голову Мегатрону! Теперь он буквально зажат между двух жерновов, осталось только подождать, пока чья-то беспристрастная рука не повернёт рычаг, и его не перемелет в мелкую пыль. Не тело, так сознание.
Можно сдаться уже сейчас, он и не настроен был разыгрывать из себя стойкого титанового солдатика. Но, если Саундвейв, заметив страстный взгляд Фербота в сторону своей кассеты, решил помучить его ещё и с этой стороны -- ему не стоило делать этого. Он ведь ещё и продолжал бомбардировать шпиона ощущениями со стороны пленника. Нужно было выбрать что-то одно и сосредоточиться на этом. Ибо два болезненных эпицентра -- это слишком много, и Фербот уже почти не ощущал самого себя. Именно между жерновов, и только так. Он -- такая незначительная преграда, часть интерьера... тумбочка?
Фербот не сдержался и издал звук, похожий на хихиканье: если он сейчас сойдёт с ума -- это будет весело.
...Не так уж весело: если он лишится рассудка, его просто отправят под пресс, потому что неадекватный шпион никому не нужен...
Программа личной защиты была запрятана очень глубоко, активируясь только тогда, когда Фербот оказывался загнанным в угол. Он просто сражался, не на жизнь, а на смерть. Но для полной активации ему нужно было испугаться до слива топлива.
До слива топлива он сейчас никого не боялся...
Утомлённое бесконечными нападками сознание сделало "финт ушами" и вложило в разум Фербота простую мысль, свойственную скорее существу, живущему на инстинктах: Фербот сейчас находится в своём робо-моде. Это уязвимое тело, которое легко повредить. В альт-форме он похож на Моллюска. Раз он Моллюск, у него должна быть раковина. Спрятаться в раковине, и его никто не достанет? Мысль...
...Наверное, он немного повеселил трансформеров, находящихся с ним в одном пространстве: только что стоял маленький трансформер, потом -- раз! -- и на его месте появилось чёрно-матовое нечто, которое задом (!) вползло по стенке почти под потолок и зависло там. Осталось только ощущение присутствия Фербота, но не активного, а так... словно ушедшего в "спячку".
Естественно, что никуда он не уходил, просто слегка расфокусировал внимание, и теперь мониторил окружающее пространство в режиме половинной активности процессоров.
...Фербот это знал о себе давно: он не любил прямых столкновений и при любом удобном случае сбегал, чтобы затаиться, выждать время, ну и дальше -- по ситуации. Так получилось и на этот раз. Он сбежал, оставшись, впрочем, там же, где и был...

0

58

Даже если бы визор не давал более широкого периферического обзора, мысли и ощущения Фербота позволяли Саундвейву "видеть" его действия так же четко, как если бы связист смотрел на него в упор. Кажется, подчиненный решил, что с ним играют. Более того, он отчего-то возомнил, будто имеет право делать ответные ходы...
- Опрометчиво. - пушка развернулась на плечевом креплении и угрожающе загудела. - На пол. В робоформу. К стенке. Время для выполнения 2 астросекунды.
В тесном пространстве камеры полностью функциональный Саундвейв не промахнется, даже если Фербот внезапно решит свалиться ему на шлем. И поди знай, ударит он звуковой волной или пулемет вобьет ошметки подчиненного в стену. И какие приказы ему вздумается отдать, если окажется задействован гипноизлучатель.
Связист явно не собирался терять время и ломать строптивца ментально. Если он хоть сколько-нибудь умен, он поймет, в чем был неправ, до того, как сломается сам. А у хакера была куда более интересная и сложная задача.
Давно забывший, что такое жалость, Саундвейв пропустил это ощущение Джазза с той же легкостью, с которой опустошал энергокуб. Короткая атака собственными воспоминаниями дала ему то, что нужно: информацию. Информацию о слабостях и страхах диверсанта, более сильных, чем приглушенное тренировками подпрограмное стремление к самосохранению. И собирался использовать эти новые данные на всю катушку.
На несколько астроминут Джазз получил передышку - но не в виде ослабления натиска хакера, а в виде того, что интенсивность атак не возрастала. Саундвейв комбинировал в процессоре свои воспоминания со страхами пленника, визор едва заметно мерцал.
Голоса Проула и Прайма были записаны в архивах в огромных количествах. Чуть-чуть подправить аудиосигналы и наложить на нужное воспоминание не составило труда. В том сражении погибали многие - автоботы, десептиконы, нейтралы, и сейчас телепат виртуозно преображал их для Джазза в его собратьев по знаку. В тех, кого он называл друзьями. И сейчас они умирали в том сражении - умирали многократно, самыми разнообразными способами, вместо всех тех, чьи корпуса уже давно валялись на свалках или растеклись раскаленным металлом в плавильных печах.
10 астросекуунд. 20. астроминута... если Саундвейв что-нибудь понимал в ментальном воздействии и защитных реакциях процессора, Джазз отреагирует двояко. Десептикон дожидался второго реактивного этапа, готовя новый образ и наращивая силу атак вирусного кода.

0

59

Диверсант ощутимо напрягся - Саундвейв наращивал силу атаки, а теперь вдруг прекратил. Само собой, автобот был не против, но слишком уж это было подозрительно. Джазз внутренне сосредоточился, готовясь к "шквальному обстрелу", но не предполагал, что связист использует моральную атаку.
На короткий момент перед оптикой все поплыло. Какой совершенной не была бы защита автобота, сколько бы он не тренировался - это не могло поменять его Искры.
Когда-то Джаз был уверен, что у диверсанта не должно быть друзей. Потому что диверсант может вот так вот попасть в плен и уже не вернуться. И тогда те, кто остался в безопасности и выжил, будут винить себя и страдать. Он считал, что наличие друзей отвлекает от задания и делает его слабым. Возможно, так и было. Этим и пользовался Саундвейв.
Неколько очень-очень долгих астросекунд непереносимой боли - автобот впервые за это время закричал. Ментальная защита дрогнула и прогнулась. За эти секунды Джаз нашел в себе силы прогнуться и пнуть связиста коленом, окончательно раздалбывая сочленение.
Более примитивная, чисто физическая боль отрезвляла. Автобот дернул шлемом - это иллюзия. Они живы. Все они живы, и он это знал. Зарождающиеся в системах искорки ярости погасли, задавленные ожившей надеждой и безбашенным оптимизмом.
Да, друзья не придут не помощь-просто не могут. Да, он мог рассчитывать только на себя, и только себя винил в провале. Но это неважно. Его работа состоит в том, чтобы сохранить им жизнь. Даже сейчас, его главная задача - не сломаться.
Когда-то давно он принял предложение Оптимуса и присоединился к его отряду. Когда-то давно, во время атаки на Айакон, он впервые смог сломать холодную неприступность Проула. Эти двое стали его первыми друзьями. Потом друзей стало больше.
Саундвейв считает это слабостью? Нет, в этом был один из столпов силы автобота. Ты можешь позволить себе самоубийство во время пытки, если ты одинок. Но тогда ты слаб. Если каждый будет самоуничтожаться при провале, то скоро трансформерская раса перестанет существовать.
Ты будешь выдерживать любую боль и любоу унижение, если тебя ждут. Ждут не потому, что ты глава разведывательного корпуса. Не потому, что ты ценный источник информации и диверсант. А потому, что ты им дорог сам по себе. И именно это всегда помогало лейтенанту возвращаться.
Какой смысл воевать за идею, если этой идеей объединены боевые единицы? Никакой. Это имеет смысл, если ты воюешь за своих друзей. Они рассчитывают на него. И они не позволят сломаться.
-Спасибо что напомнил, Саундвейв - Джазз ухмыльнулся, - Напомнил, что у меня есть те, ради которых я обязан выиграть.
В процессоре диверсанта продолжали умирать его друзья. В его Искре эти самые автоботы улыбались, махали руками, пили энергон, ругались, просматривали отчеты. Если бы Джазз был похожим на связиста, он бы впал в ярость и определенно потерял бы контроль. Но автобот верил и доверял прежде всего своей Искре, и только потом своему разуму. Защитные программы перешли на более высокий уровень защиты - первая стена, вспоротая атаками связиста, рухнула, и за ней выросла вторая. Все же атаки Саундвейва возымели свое действие, и нескольких секунд хватило, чтобы пробить защиту.
В голове зазвучала музыка, засмеялись голоса и горела под колесами металлическая поверхность планеты. Второй этап защиты был полностью ментален и строился на ощущениях, идеалах и мечтах - на том, что вирусными атаками пробить было в разы сложнее.
Умереть он успеет всегда. Но сегодня, да и в ближайшие несколько тысячелетий, это в планы Джазза не входило.

0

60

Фербот отключил антигравы, шваркнулся на пол, трансформировавшись в падении, потом отошёл к стене, помялся, потом сел в угол, подтянув колени и обхватив их руками. В этой позе боль немного утихла. Приглушив свечение оптики, он продолжал наблюдать за разворачивающимся действом. Где-то на периферии сознания мелькали мысли, свойственные раскаивающемуся грешнику, но в целом его начинало "уносить": как бы там ни было, Фербот потратил довольно много энергии. Даже наличие кибер-кошки или реальная возможность получить выстрел от связиста не могли заставить его взбодриться.
Оставаться в сознании уже само по себе превратилось в пытку...
"Скорее бы всё это закончилось", - подумал Фербот, пытаясь удержаться от оффлайна, - "Я есть хочу..."
Хорошо, хоть датчики ещё не пищали, но это пока. Дальше, вероятно, будет хуже.
...А ну и шарк с ним!..
Снизив активность всех систем, Фербот устроился поудобнее, наблюдая за поединком разумов и выдержки двух трансформеров, запертых в этой камере вместе с ним.

0


Вы здесь » Вехи Войны | Transformers | Ролевая игра » Каон » База: Тюремный блок


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC